Надо было в Кремль креветок привезти

Более «тесной» интеграции с Россией наше руководство, я так понимаю, не хочет.

А чего хочет?

Денег.

Ну, как обычно. А почему не просит их у тех, с кем у нас «теплеют» отношения (Евросоюз или Запад в целом), или у тех, кто построил в Светлогорске завод беленой целлюлозы и травит там народ (китайские партнеры)?

Видимо, знает, что и там, и там просто так столько не дадут. Так вот и русские повели себя точно так же: «Вам деньги, а нам чего?»

Не знаю, чем эти переговоры, вызванные налоговым маневром в нефтяной отрасли России, закончатся, и мне, по правде говоря, все равно. Меня больше интересует другой вопрос: «Как Путин и Лукашенко вообще могут вести переговоры?» Мне кажется, им нечего сказать друг другу. Они озабочены настолько разными вещами, что вряд ли способны услышать собеседника. Эта многолетняя разность забот повлияла на личности двух мужчин.

Путин «собран» из советского функционера высокого уровня, смотрящего за олигархами, императора, соперника Запада, руководителя все еще значительного государства (как бы он сам и его друзья-подчиненные иной раз ни старались избавиться от такого статуса России). А Лукашенко выглядит мелким лавочником в политике. Не потому, что Беларусь слаба экономически или не имеет ядерного оружия для доказательства своего величия. Дело в отсутствии идей и, как сейчас принято говорить, проекта. Мелкий лавочник бежит от всего, что его вырывает из повседневного опыта «добывания копейки». Понятно, что деньги нужны и конкретному человеку, и государству. Однако идеология мелкого лавочника должна оставаться в лавке или доме лавочника. В высоких государственных кабинетах и думы должны быть высокие.

Ставшие в 2015 году мемом «белорусские креветки», по-моему, нагляднее прочих вещей доказывают, что с политикой в Беларуси большие проблемы. Под политикой я тут понимаю более или менее отчетливую перспективу дальнейшего развития Беларуси как общественного организма и государства. Можно, разумеется, сказать, что бизнес есть бизнес: могли перепродавать креветки в Россию, вот и перепродавали, мы ни на какие санкции не подписывались. Так-то оно так, но если с другой стороны заговорят в стиле «бизнес есть бизнес»? И даже это не важно. Важно, что «креветки как явление» не дают нам каких-либо конкурентных преимуществ и не обещают нам политических, экономических, социальных бонусов.

Наша беда, полагаю, в том, что мы никак не согласимся с очевидным: Россия может быть иногда хорошей для нас, иногда плохой, но бесконечно винить ее в том, что Беларусь переживает трудности, нельзя не только потому, что это неправда, но и потому, что при таком подходе мы никогда не избавимся от тех самых трудностей.

Но мелкий лавочник, видимо, иначе не может. Я не только одного Лукашенко имею в виду, а весь наш политический и управленческий класс. Здесь мелкий лавочник зачастую представлен заурядным клерком, который каким-то образом оказался на высокой должности. Вот, к примеру, глава Нацбанка Павел Каллаур, говоря о курсе белорусского рубля в 2019 году, заявляет: «Риск того, что мы столкнемся с импортом инфляционно-девальвационых процессов из России, велик».

Тот случай, когда выступающему хочется выглядеть куда более весомее и убедительнее, чем он есть на самом деле. Потому такая формулировка вместо простого признания: «Убожество нашей экономики заключается в том, что если в России будут инфляция и девальвация, то белорусский рубль тоже упадет и цены значительно поднимутся». И если ты такой весь супер-профессионал, чего импортируешь всякую дрянь вроде инфляции и девальвации? Импортируй укрепление национальной валюты и падение цен.

Ладно, все зло из России. Деньги ведь тоже зло, правда, мелкие лавочники?

Ну, а сами из себя какое добро «выжать» можете?

Мантры про суверенитет/независимость от Макея и болтовню о стратегическом партнерстве с Китаем от Рудого не предлагать.


26.12.18 16:21

Игорь Драко